Женская солидарность

Василий шоферил уже пятнадцать лет. Он официально, что называется «по — белому», работал на очень крупную логистическую фирму М. и таскал грузы от Москвы в ту сторону – куда пошлют. <>

В тот день поводов для радости было два.

Он первый раз шёл в рейс на новеньком MANе, который выделило ему руководство за самоотверженный безаварийный труд.

Машина была сказочная, мягкая и мощная, не то, что его старый МАЗ, который хрипел и дёргался как паралитик при каждом запуске двигателя. Вторым поводом служил сам маршрут, который согласно путевому листу, пролегал в Новороссийск, из порта которого следовало доставить в столицу десять тонн Бразильского зернового кофе.

Из опыта предыдущих рейсов дальнобойщик знал, что порт в Новороссийске перегружен, особенно летом, значит, на погрузку будет очередь, и чем длиннее, тем дольше можно купаться в Чёрном море, и всё это за деньги фирмы, и, не потратив ни одного отгула.

Вернувшись домой после работы и собравшись было помечтать о предстоящем путешествии (так как работой данный кайф назвать язык не поворачивался), Василий обнаружил весьма довольную жинку Катьку, которая благодаря женской солидарности была уже в курсе и наскоро собиралась в дорогу.

Очень давно, устроившись шофёром в тогда ещё мелкую фирму М., Василий переманил сюда много своих друзей из разорившейся советской автоколонны, а те в своё время по мере разрастания конторы пристроили своих жён, кто диспетчером, кто кассиром, кто заправщицей. Вот и получилось, что новости с работы зачастую опережали его самого.

— А что, — щебетала она, пока водила угрюмо нависал над тарелкой ужина, — уж ради такого дела я все свои отгулы потрачу. Да и тебе, Вася, не скучно будет. Вот поедем на юг, отдохнём по человечески, а то уж сколько лет летом в отпуске не были.

Ранним утром Василий прибыл на базу, прошёл медицинский осмотр, оформил путевые и командировочные документы и выехал за ворота. Качаясь как на волнах, новый тягач легко тащил трёхосную повозку полуприцепа, и на душе у шофёра тоже было легко, даже не смотря на то, что приходилось ехать в рейс с женой.

За ночь он как-то смирился с этим фактом и предпочитал думать, что Катька действительно скрасит ему поездку.

Остановившись у дома, он взлетел по лестнице в квартиру и начал намеренно ворчать на жену, которая конечно же не успела ещё одеться и до конца собрать вещи. Потом они тщательно проверили окна, краны и выключатели, заперли квартиру и влезли в просторную кабину иномарки, которая ещё пахла свежей пластмассой. Мимо Москвы ползли долго, и Вася опять ворчал на тему того, что выезжать надо пораньше.

Потом в объятья своих отбойников их приняла трасса «Дон», по которой они и устремились на юг. Катя смотрела вокруг во все глаза. Казалось, что до этого она не подозревала — насколько огромна наша страна, и насколько длинные у неё дороги. Привычный ко всему Василий лишь искоса поглядывал на жену и не всегда разделял её восторг.

До Воронежа дошли часов за семь. Шофёр отметил, что на своём старом МАЗе он трясся бы гораздо дольше, в то время как шустрый немец съедал скорость вместе с тряской и шумом, доносившимся извне. На длинной Воронежской объездной дороге было несколько приличных кафе, и Василий заехал в то, где было больше всего фур – верный признак вкусного обеда.

Дальнобойщики удивлённо косились на Катерину, которая и была одета прилично и на плечевую была не похожа, хотя и сидела при водиле и по хозяйски с ним разговаривала. Василий ни с кем знаком не был, но все окружающие рожи где-то и когда-то видел, так как сколь ни огромна страна, а ездят все одними и теми же дорогами.

Дальше поехали спокойнее. Дорога до Богучара была похуже, и Василий гнал не сильно. Солнце скоро должно было опуститься ниже всех козырьков, предусмотренных конструкцией лобового стекла и доставить ему массу неприятностей. В это время Катерина заметила на обочине голосующую женщину.

— Ой, Вась, ей доехать надо, может, подберём?

— Сказал бы я тебе, что ей надо, — проворчал Василий, сразу распознав в бабёнке плечевую проститутку. Такие за триста рублёв готовы были удовлетворить любого желающего орально, а за пятьсот – обычным способом.

— Вась, а Вась, может здесь транспорт не ходит, а ты такой бесчувственный.

— Хорошо, — согласился Василий, — в следующий раз, когда в рейс пойду, обещаю полный кузов и кабину баб набрать.

— Вот вечно ты утрируешь всё, — фыркнула Катя, — мне может девушку жалко, должна же быть женская солидарность. У вас шоферов ведь своя солидарность есть, вы вон фарами друг другу моргаете, и по рации о гаишниках сообщаете друг другу.

— Это профессиональная солидарность, — ответил Василий, — если бы меня каждый гаишник за скорость штрафовал, то ты бы зарплаты в жизнь не увидела, а если по правилам ехать, до мы до Чёрного моря за неделю не доберёмся.

— А ночевать мы где будем? – спросила Катя.

— В Богучаре встанем.

— В гостинице или в машине?

— Это как хочешь, — сказал Василий и мстительно отметил, что где бы они не ночевали, Катьке никак не отвертеться от своих супружеских обязанностей. Вон она какая сидит, взволнованная вся удивлённая, так он её ещё сильнее удивит, чтобы глупости не болтала.

Но остроглазая Катерина опять заметила на обочине женщину и начала канючить;

— Ну давай подберём, нельзя быть таким жестоким. Здесь места хватит, а то с тобой и поговорить-то не о чем.

— Хрен с тобой, — согласился Василий и начал притормаживать.

Тягач клюнул носом, со свистом выпустив воздух из компрессора. Обрадованная женщина с дороги распахнула дверь и вскочила на подножку. Увидев Катерину, она застыла в недоумении, но в следующее мгновение с воплями вцепилась той в юбку:

— Ах ты сука сраная! — визжала она, — это мой километр, а ты откуда взялась, я здесь работаю, я здесь всех знаю?!

Опешившая добродетельная Катерина сначала потеряла дар речи, но поняв, что чужая баба не шутит, начала сопротивляться, суча ногами и отмахиваясь. Василий участия в драке не принимал, а только фыркал и глумливо улыбался. Имея преимущество по высоте положения, Катерина вытолкала вон истерическую бабу и не без труда захлопнула дверь. Вся растрепанная и красная она недоуменно повернулась к мужу.

— Ну что, поговорили? – спросил тот и тронул машину с места.

Аксель Пожилой

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Женская солидарность