Аппарат, тайга и юмор!

У меня тоже был опыт изготовления необычного «напитка богов». В святые перестроечные сподвигся я с друзьями-братьями влиться в кооператив по выращиванию женьшеня. Было нас всего шестнадцать, все как родные. Долго можно рассказывать и интересно, но ближе к алkoголю…

Нашим тракторам нужны были запчасти, тем у кого они были взамен нужна была vодка много водки, vодка была нужна всем и нам в том числе. Vодки не было, не было сахара для sамогона, ни хрена не было. Азарт был, была весна и миллион берез вокруг нашей плантации. Я с одним заслуженным и пожилым евреем сокооператором Левой выступили зачинщиками проекта. Он до того работал инженером, непререкаемым химиком на местном биохимическом заводе, якобы выпускающем кормовые дрожжи.

Спиз…ли огромный чан у первопроходцев китайцев, уж не знаю что они собирались в нем варить, рис али россиян, но стоял он во дворе жилого дома совсем бесхозный и неприкаянный. Все его 350 литров объема мы прикаяли к себе лес и принялись наполнять березовым соком, притом без конца выпаривая из него влагу. Обкладывание чана дровами, которых в лесу было немеряно, и поддержание горения вошло в должностные обязанности всех нас, по очереди стороживших плантацию. Идея было не замысловатой, довести сок до состояния сиропа, перебродить и перегнать в так всем необходимую субстанцию. Обмануть политику, так сказать, и поиметь природу.

Только сейчас, помятуя славные деньки я понял почему Лева, получив новую обязанность, так искренне улыбался, уезжая в лес на новой 4х вэдовой сорокухе, каждое утро в весну и расцветающую тайгу за березовым соком. Обожаю евреев. Мы же пилили, строгали, копали… и выпаривали. Навар был отменный. Нам приходилось на вкус определять его готовность к брожению разгребая половником бабочек, стрекоз, пауков и прочих. Когда сироп был готов и процежен от всех насекомых уссурийской тайги мы разлили его в две деревянные бочки и оставили в тепле. Недели через две проверили-не бродит. Проверили через месяц, тоже самое.

Мы к Леве, типа что за такая химия с биологией? Лева что-то неуверенно говорил про фруктозу и сахарозу и в конце общим собранием решили захренячить в бочки дрожжей. Сказали-сделали, подождали — не бродит. Поскребли по сусекам, добавили сахара, потом еще раз или два — результат никакой. Левина sамогонная наука сдулась совместно с моим энтузиазмом и предались забвению. Как сказал классик «знойное лето сменилось дождливой осенью»…

И была у нас всех повинность, охранять непосильное свое добро (плантацию) от нехороших сограждан. Дежурили по ночам в лесу, в сторожке, и сутками в выходные, а что бы не очень было скучно мы с Лехой спаривались вдвух на двое суток. И вот в один прекрасный вечер кто-то из нас решил заглянуть в бочку. В бочке было на дне. Мы просчитали варианты (а что там еще было делать зимой, ночью, без электричества и интернета) и вычислили Серого, нашего любимого бугра. То-то он зачастил на дежурства, и подменит любого, чтоб любой дома побыл с женою своею. Отгребли плесень, всосали по ковшу-нормально, и с утра неплохо, если с утра по ковшу. Особо не афишируя открытие, вторую бочку мы привезли ко мне домой совместно с sамогонным аппаратом моего бати. После кратенького ликбеза от аппаратчика процесс пошел, и вышел в виде двух трехлитровых банок слегка кисловатой жидкости, на ощупь, градусов в 23-34. Четырьмя рабоче-крестьянскими семьями мы это дело уговорили часам к шести пополуночи, помню очень веселились, а к восьми уже ехали на работу – веселились не очень.

От Жванецкого унаследовав рваный стиль, от себя скудный юмор.

☺☺☺

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Аппарат, тайга и юмор!